«В тюменском университете замечательные ученые»

Наука


Фото предоставлено Управлением стратегических коммуникаций ТюмГУ

В рамках Летней школы «Пространственный поворот не туда? Диалог дисциплин», организованной Тюменским государственным университетом прошедшим летом, представители социально-гуманитарных и естественнонаучных дисциплин обсуждали роль пространства и места в истории Сибири и Урала. В работе школы принял участие профессор Энди Бруно — историк Университета Северного Иллинойса (США). Профессор Энди Бруно руководит в ТюмГУ трехлетним проектом «Воображаемый антропоцен: производство и трансферы знания об окружающей среде в Западной Сибири в XX-XXI вв.», поддержанным Российским научным фондом. В рамках Летней школы профессор работал в качестве эксперта, а также прочитал увлекательную лекцию «От кристаллов Урала до таинственного таежного ландшафта Сибири: история Тунгусского государственного природного заповедника». Мы встретились с профессором и поговорили об интересующих его темах.

— Энди, каково Ваше профильное образование, как получилось, что стали экологическим историком?

Фото предоставлено Управлением стратегических коммуникаций ТюмГУ

Фото предоставлено Управлением стратегических коммуникаций ТюмГУ

— Моя главная специализация — история России. Если точнее — экологическая история России. Всерьез я занялся российской историей в аспирантуре: я искал темы, о которых хотелось бы писать, и меня заинтересовали отношения между человеком и природой. Когда я начал свои недавние исследования — об истории Тунгусского метеорита, то поехал в Томск, и там познакомился с Александром Сорокиным. Это был 2018 год. Тогда мы уже начали делать грант по антропоцену в Сибири вместе с Оксаной Тимофеевой ведущим исследователем этого гранта.

— Почему Вы изучаете именно Россию?

— Когда был студентом и заинтересовался историей, то решил, что хочу изучать историю, но не США. Я хотел изучать историю другой страны. И так совпало, что появилась возможность изучать русский язык, ездить в Санкт-Петербург. Впервые я побывал там в 2002 году, и я тогда влюбился в Россию. Моя фамилия итальянская, но потянуло к России.

Читать  Ученые из Массачусетса заставили растения светиться в темноте

— В рамках школы Вы читаете лекцию по Тунгусскому заповеднику. Чем обусловлен выбор темы?

— Я изучал историю тунгусского явления, хотел исследовать необычное явление в экологической истории. Мы много об этом знаем, но произошедшее все еще остается загадкой. Я подумал, что могу изучать это загадочное событие в рамке экологической истории России.

— Расшифруйте тему гранта. Что значит словосочетание «Воображаемый антропоцен»? Чем Вы занимаетесь в рамках гранта?

— Антропоцен — это слово, которое создали геологи лет 20 назад, чтобы обозначить новую геологическую эпоху. Сегодня деятельность человека слишком сильно влияет на окружающую среду, и это приводит к геологическим изменениям. Многие критикуют слово «антропоцен». Многие осуждают, что мы смотрим на взаимодействие между обществом и природой иначе, не совсем традиционно, но, на мой взгляд, главная ценность слова «антропоцен» в том, что с его помощью можно акцентировать внимание на воздействии человека на окружающую среду. Мы можем говорить об экологическом равновесии, но факт остается фактом — сегодня влияние человека на природу гораздо больше, чем, положим, в то время, когда я родился. Проект называется «Воображаемый антропоцен» потому, что разные люди воспринимают изменение климата и окружающей среды по-разному: у ученых один взгляд, у человека, который пасет оленей на Севере — другой. Этот человек может не знать, что такое антропоцен, но не может не видеть происходящие вокруг изменения. Мы в рамках гранта хотим узнать, как разные люди ощущают изменения в окружающей среде и как осмысляют их, — и поэтому «воображаемый антропоцен», такой, каким он видится разным общественным группам, сообществам, институтам.

Что касается моего участия в гранте, то я редактирую спецвыпуск журнала за рубежом, помогаю коллегам из Тюмени издать наше исследование в международном журнале. В каждом журнале свои требования: много нюансов, нужно адаптировать статьи к требованиям того или иного издания. Я горжусь, что этим занимаюсь. Потому что у ученых ТюмГУ очень хорошие идеи, исследования. Но это трудно — сделать так, чтобы эти исследования увидел больший круг ученых за рубежом, и я стараюсь помочь.

Читать  Микромодель Star Trek Voyager перемещается в жидкости, хотя и не имеет двигателей

— Очень занятно читать список тем, о которых Вы говорите, но трудно понять логику. У Стругацких есть произведение «Понедельник начинается в субботу». Там сотрудники НИИ ЧАВО (чародейства и волшебства) научно занимаются невероятным. И Ваши формулировки напоминают эти чудеса. Как можно одновременно, как в Вашем портфолио заявлено, говорить о животных и лавинах, энергии и экономике, революции и репрессиях, отходах и воде, науке и социализме?

— Это хороший вопрос. У меня две главные темы — история России и экологическая история. Я как американец могу писать обо всем, что здесь происходит, и писать много, потому что у нас в США не так много людей, изучающих историю и окружающую среду России. И я многим интересуюсь: и сегодняшним днем, и Стругацкими, и даже Иваном Грозным. Я преподаю в США даже историю России Средних веков. Может быть, это не всем понятно, но я не хочу изучать узкие темы. Например, промышленное загрязнение — и всё. Да, это важная тема, но я хочу писать и про Тунгусский метеорит, и про другое. Конечно, приходится много читать и изучать.

Фото предоставлено Управлением стратегических коммуникаций ТюмГУ

Фото предоставлено Управлением стратегических коммуникаций ТюмГУ

— Арктика и тайга — ещё одна ваша тема…

— Это, на самом деле, была моя первая тема. Я написал книгу об истории промышленного развития на Кольском полуострове, об отношениях этого производства с окружающей средой. Тогда я преследовал цель показать связь с мировым опытом освоения Арктики, доказать, что история полуострова — не только история России, но и Арктики в целом. И потом я подошел к теме Тунгусского метеорита. На самом деле, сначала писалась одна книга, чтобы стать доцентом. Затем вторая, чтобы стать профессором. Такая система у нас в американских университетах.

Читать  Ученые открыли белок, способный защищать растения от вирусов

— Как Вам Тюмень?

— Мне нравится Тюмень. Полтора года мечтал сюда приехать, но мешала пандемия. Здесь замечательные ученые, прекрасные люди. Мне нравится возможность сотрудничать с ними. Я Тюмень пока мало видел, я приехал и сразу начал работу в центре. Утром в воскресенье мы с русским коллегой бегали в лесу — здесь, в экопарке, очень красиво.

— Успеваете что-то, помимо науки. Чем-то увлечены?

— Я преподаю и занимаюсь наукой, — это занимает, конечно, большое количество времени и сил. Люблю бегать. Люблю читать: если выйдет новая книга по философии — всё, меня ни для кого нет. У меня много и других интересов. И у меня две дочери — 8 и 5 лет, очень много посвящаю времени им. Можно сказать, что и общение с другими у меня происходит посредством детей — с ними или о них.

СПРАВКА

Энди Бруно — экологический историк, изучающий Россию и Советский Союз, интересующийся аспектами взаимодействия человека с миром природы. Работает доцентом кафедры истории и преподавателем экологических исследований в Университете Северного Иллинойса (США). Автор книг: The Nature of Soviet Power (2016 г., русский перевод будет издан в 2022 г.) и Tunguska: A Siberian Mystery and Its Environmental Legacy (будет издана в 2022 г.)

Источник: Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ



Источник

Оцените статью
Новости технологий на Go-ISTore