девять астронавтов, три тайконавта, два космонавта

Наука


Space X вообще отколол невиданную штуку – все четверо на борту Crew Dragon – гражданские астронавты

Фото: REUTERS

Новостные ленты с утра захлебнулись: побит рекорд 26-летней давности: одновременно на трех орбитах в космосе летают экипажи четырех космических кораблей! А Space X вообще отколол невиданную штуку – все четверо на борту Crew Dragon – гражданские астронавты. И пойди пойми почему педалируется это слово – «гражданские». Можно подумать: до этого все экипажи пилотируемых «Драконов» были военные. Это не так. Если хочется подчеркнуть, что в экипаже одни только непрофессионалы, то и это не так: пилот корабля 51-летняя Сиан Проктор хоть и не летала прежде в космос, имеет большой опыт участия в экстремальных миссиях, проходила отбор в отряд астронавтов NASA и в общем-то долго сотрудничала с американской космической администрацией.

Так что технически грамотный человек, способный управлять «Драконом», на борту есть. Остальные трое – выкупивший корабль 38-летний американский миллиардер Джаред Айзекман, 29-летняя Хейли Арсено – девушка, победившая рак и помогающая выздоравливать детишкам с такой же болезнью в госпитале и 41-летний инженер Кристофер Семброски, получивший место после розыгрыша в Twitter. Формально командир экипажа – миллиардер. Но, понятно, что за жизнь астронавтов несет ответственность Сиан.

Что означает этот полет Crew Dragon? То, что в космос могут летать непрофессионалы, которых получается довольно быстро подготовить к полету. И тут легко перекидывается мостик к старту, запланированному на 5 октября с Байконура: к МКС должны полететь командир, космонавт Антон Шкаплеров и – будет называть честно: не космонавты, а участники космического полета – актриса Юлия Пересильд и режиссер Клим Шипенко.

И тут вот какая штука: про четверку, которая проведет на орбите три дня, пишут с восторгом: миссия благотворительная, орбита высокая, программа уникальная. Но я не видел ни одного комментария о том, что в общем-то непрофессиональным астронавтам будет в полете довольно непросто. Первые 3-5 дней у любого человека, попавшего в невесомость, проходит адаптация к новому состоянию. Его мутит, работоспособность падает… Естественное состояние.

Что означает этот полет Crew Dragon? То, что в космос могут летать непрофессионалы, которых получается довольно быстро подготовить к полету

Что означает этот полет Crew Dragon? То, что в космос могут летать непрофессионалы, которых получается довольно быстро подготовить к полету

Читать  В РАН одернули академиков, поддержавших митингующих в Белоруссии

Фото: REUTERS

Ничего плохого в том, что люди проходят адаптацию, нет. Естественный процесс. В перерывах между приступами вполне можно насладиться видами космоса и Земли.

Но вот о том, что Пересильд и Шипенко предстоит пережить адаптацию и они выпадут из процесса, а вся нагрузка по съемкам фильма в космосе ляжет на и без того загруженных космонавтов — Шкаплерова, Дуброва и готовящегося к возвращению Новицкого – пишут не скрывая злорадства. Хотя в том-то и фишка проекта «Вызов»: показать полет таким, какой он есть. Этика медиков заключается в том, что нам никогда не показывают космонавтов, которые только-только прилетели на станцию и привыкают к новым условиям. Но если мы хотим увидеть космический полет во всех нюансах, понимая насколько это действительно сложное и опасное дело – нужно визуализировать и такие подробности. Так что красавице Пересильд придется предстать перед камерой не в самом цветущем виде (хотя девушка честно призналась, что собрала с собой большую косметичку). Но именно это и важно.

Важно и для уникального проекта. Потому что мы привыкли – там, где-то на высоте 400 км над Землей крутятся космонавты и что в этом такого? А на самом деле каждый полет, каждый выход в открытый космос – это особое событие. Но при этом нормальному, обычному человеку, не супермену полет может быть по плечу. При этом он должен осознавать обязательные неприятности, которые его ждут.

И здесь мы переходим к другому мостику, который складывается из нынешнего события, которое, конечно же, совпадение: работа на трех орбитах сразу четырнадцати человек.

Юлия Пересильд на первой репетиции космической драмы «Вызов». Фото: Саша ГУСОВ

Юлия Пересильд на первой репетиции космической драмы «Вызов». Фото: Саша ГУСОВ

Читать  Медийная мультизадачность необратимо меняет структуру нашего мозга

Что важно: ученые и инженеры продолжают осваивать ближний космос. В первую очередь как ступеньку к межпланетным перелетам. С одной стороны, уже больше двадцати лет летает МКС. На ней сейчас наши Олег Новицкий, Петр Дубров, американцы Марк Ванде Хай, Шейн Кимброу и Меган МакАртур, японец Акихико Хосиде (он, кстати, командир станции) и француз Тома Песке. Несмотря на все технические проблемы и в нашем, и в американском сегменте (а, может, и благодаря им) NASA готова вести переговоры о продлении полета станции до 2030 года. Только в полете мы можем получить данные о состоянии систем, об инструментах, которые нужны для ремонта модулей, о поведении в полете различных материалов. Последний пример – микротрещины в служебном модуле. Никогда в жизни на Земле мы не получили бы таких условий, которые спровоцировали бы их появление. Ну не можем мы 20 лет подряд по 16 раз в день нагревать корпус станции до +150 Цельсия, а потом охлаждать до — 150. Но ведь когда-то, и, похоже, в обозримом будущем мы построим станцию на орбите Луны или Марса, и будет она летать не пять лет. Только опыт нынешних полетов может сделать эту станцию безопасной для экипажей. Это сейчас, в случае опасного ЧП космонавты могут прыгнуть в корабль и вернуться за Землю. На орбите спутника так уже не получится. Так что чем больше проблем проявится на околоземной орбите, тем более надежной будет окололунная станция.

И вот теперь к приобретению такого опыта присоединился и Китай. Его космонавты — Не Хайшэна, Лю Бомина и Тана Хунбо – их принято называть тайконавты – поставили национальный рекорд, отработав на новой своей орбитальной станции три месяца. Пока китайцы точно идут по пути СССР, отправив на орбиту базовый блок «Тяньхэ», пилотируемый и грузовой корабли. И собираются нарастить объем, пристыковав еще два модуля. Станция будет поменьше нашего «Мира» (90 тонн против 140 тонн) и, естественно, скромнее МКС. Но каждой космической державе нужно пройти свой путь.

Читать  Тающие ледники Аляски могут изменить течения в Тихом океане

Случайное совпадение с 14-тью людьми, совершенно разными по опыту, задачам, национальности, оказавшимися в одно время в космосе, говорит нам о совершенно неслучайной тенденции. Или о нескольких тенденциях.

Первая – космос становится доступнее. Да, пока для богатых и очень богатых людей. Но цена полетов будет падать. А уж если начнут летать по расписанию корабли Безоса и Брэнсона в ближайший космос – то стоимость будет падать уже в обозримое время.





Источник

Оцените статью
Новости технологий на Go-ISTore