Полезные советы

еженедельный познавательный журнал

Неразгаданная потаенна 20 века: Таинственное исчезновение вождей Третьего рейха »

24.08.2018 Zloyzt 0 комментариев


Очередной выпуск из серии статей Потаенны 20 ВЕКА. На сей день — это «Таинственное исчезновение вождей Третьего рейха». 2-ая глобальная война подходила к собственному окончанию, высшие германские чины понимали, что разгром Германии неминуем. Тогда в 1945 г. появилась Организация бывших служащих войск СС. Задачей этой структуры было оказание помощи высокопоставленным германским военным правонарушителям, вещественных средств у организации хватало. Награбленные в покоренных во время войны странах ценности и другие вещественные ресурсы нацисты растрачивали сейчас на подготовку и проведение нелегальной переправки эсэсовцев подальше от возмездия, к примеру в страны Латинской Америки, на Ближний Восток, в Африку.

Штурмбанфюрер СС Фриц Пауль Швенд

Следует выделить, что бывшие фашистские главари не только лишь имели возможность избежать наказания за свои злодеяния. У их были также шансы открыть свое собственное дело и стать успешными предпринимателями, ведь в почти всех банках мира ими заблаговременно были открыты потаенные вклады. Примером может служить послевоенная жизнь штурмбанфюрера СС Фрица Пауля Швенда. В послужном перечне этого правонарушителя массовые экзекуции мирных обитателей. Его энергично разыскивали, но напрасно. Еще во время войны П. Швенд организовал удачно функционирующую группу в экономическом отделе VI отдела РСХА. Базу ее деятельности составлял сбыт липовых средств. Обзаведясь приличным счетом, П. Швенд раздобыл и поддельные документы. Их было несколько: на имя Вендича, Тури, Берктера и др. П. Швенд весной 1945 г. поселился в Перу и стал обладателем процветающей компании.

Но не многим германским военным чинам удалось настолько благополучно устроить свою последующую судьбу. Многие из их попали в плен. К примеру, оберштурмбанфюрер СС Адольф Эйхман был выслан в южноамериканский пересыльный лагерь. Все же он подготовился к побегу, и, нужно признать, очень удачно. Каким-то образом (происшествия побега так и остались невыясненными) он попал в Латинскую Америку и длительное время скрытно там пребывал. Но в конце 1950-х гг. на его след вышла израильская разведка «Моссад», поточнее, поначалу «Ханокмин» («Карающие ангелы») – особое еврейское формирование. Дело в том, что еще до начала 2-ой мировой войны А. Эйхман исполнял обязанности профессионала по еврейским вопросам Головного имперского управления безопасности. Ему (в числе иных деятелей Третьего рейха) принадлежала мысль перевоплотить Освенцим в место «окончательного решения еврейского вопроса», т. е. в место, в каком массово уничтожали людей.

«Карающие ангелы» специализировались на розыске нацистских преступников, которые уничтожали евреев в концлагерях. На след А. Эйхмана израильские спецслужбы вышли совсем случаем. Некто Л. Херман, аргентинец еврейского происхождения, который пребывал в Буэнос-Айресе, поведал, что юноша его дочери хвалился, что его отец имел огромные награды перед Германией в годы 2-ой мировой войны. После проверки выяснилось, что «заслуженный нацист» не кто другой, как А. Эйхман. Но все данные нужно было кропотливо проверить, чтоб убедиться в подлинности личности правонарушителя. Но пока в разведывательной структуре принимались решения, как лучше доставить А. Эйхмана (если это тот нацист) в Израиль для свершения правосудия, А. Эйхман скрылся. Тогда в Аргентину прибыли несколько служащих «Моссада», и какой-то из них, Э. Элром, в особенности жаждал изловить правонарушителя, так как все его близкие погибли в концлагере. Агенты «Моссада» имели на А. Эйхмана всю нужную информацию. Они были в курсе всех его семейных праздничков (деньки рождения, женитьбы и др.), располагали подробным словесным портретом. Не было у агентов только фото А. Эйхмана.

Следует сказать, что А Эйхман был готов сотрудничать с израильскими агентами, он откровенно отвечал на задаваемые ему вопросы, которые были нужны для следующего суда над ним. Он был испуган и растерян, всегда говорил, что его или расстреляют, или отравят.
Поиски А. Эйхмана увенчались фуррором в 1959 г. Агентам удалось установить, что под видом обанкротившегося владельца прачечной Эйхман пребывал в том же Буэнос-Айресе, но уже под именованием Рикардо Клемента. Вновь для получения неоспоримых доказательств за домом Р. Клемента стали следить круглые день. Работа агентов в конце концов увенчалась фуррором. В один прекрасный момент Р. Клемент пришел домой с большущим цветочным букетом, как позднее выяснилось, ко деньку собственной серебряной женитьбы. Лазутчики сверились со своими данными и совсем удостоверились, что это конкретно тот нацист, которому удалось скрыться сразу после войны.

«Моссад» разработал план операции по поимке А. Эйхмана и доставке его в Израиль. В столицу Аргентины вылетел шеф израильской разведки И. Харел. План операции был обмыслен до мелочей, прямо до организации специального туристского агентства для доставки в Аргентину под видом туристов группы разведчиков в составе 30 человек. Были заблаговременно приготовлены документы и для А. Эйхмана. На время проведения операции был специально арендован парк легковых и иных машин.

Одним из основных пт операции был вопрос по поводу транспортировки А. Эйхмана. Спецслужбы разглядели два варианта: морским методом (но он занимал по времени более 2-ух месяцев) и самолетом израильской авиакомпании «Эль-Аль», который был должен доставить на родину израильскую делегацию, побывавшую на торжествах по случаю стопятидесятилетия независимости Аргентины.

Начало операции было назначено на 11 мая 1960 г. Вечерком на той улице, где пребывал синьор Р. Клемент, на неком расстоянии друг от друга тормознули две машины. Их водители стали возиться с мотором. Они ожидали автобус, в каком был должен прибыть домой А. Эйхман. Прошлый нацист вышел только из 4-ого по счету автобуса, заставив разведчиков значительно поволноваться. Все вышло в считаные секунды. А Эйхман не успел даже и рта раскрыть, как его втащили на заднее сидение. На нелегальной квартире лазутчики сперва проверили наличие на плече А. Эйхмана его личного номера. На его месте оказался шрам. Но А. Эйхман сходу сознался, пояснив, что он тот, кого они отыскивают, и что собственный номер он уничтожил еще в южноамериканском лагере.

А. Эйхман подписал документ, подтверждавший, что он согласен выехать в Израиль. Высокомерный и императивный эсэсовец перевоплотился в ничтожного и подавленного человека. Израильская разведка могла не бояться, что А. Эйхмана будут разыскивать его родственники: с милицией им было небезопасно связываться, ведь тогда было надо признать, что разыскиваемый живет по поддельным документам. И все таки лазутчики решили подстраховаться. Один из членов экипажа самолета (очевидно, подставной) был доставлен в поликлинику с «сотрясением мозга». Когда его выписывали, то в документ вклеили фото А. Эйхмана. Для вылета других агентов также подготовили поддельные паспорта.

Перед самым вылетом А. Эйхману вкололи транквилизатор, схватили под руки и втащили на борт самолета. Сторож, который следил, как вся троица, звучно смеясь и размахивая руками, направилась к самолету, был много удивлен, но ему растолковали, что это типо запасной экипаж, который не будет принимать роли в полете и потому позволил для себя значительно испить. Так как все трое вправду были в форме компании «Эль-Аль», никто не стал инспектировать их документы. 11 мая 1961 г. в Иерусалиме состоялся трибунал над нацистским правонарушителем А. Эйхманом. Его обвинили в массовом истреблении людей и приговорили к смертной экзекуции через повешение.

Штурмбанфюрер СС Эдуард Рошман

Неразгаданная потаенна 20 века: Таинственное исчезновение вождей Третьего рейха

Другой нацист, штурмбанфюрер СС Эдуард Рошман, по прозвищу Мясник, чтоб избежать преследования, в конце войны решил сымитировать свою свою погибель. Когда его поисками занялись америкосы, они отыскали изувеченный труп, в каком признали Э. Рошмана, убийцу более 40 000 человек. А «труп» меж тем находился в Баварских Альпах, где на средства Организации в скрытом убежище дожидались подходящего момента для отправки в неопасные места другие такие же правонарушители. Нужно сказать, что пребывание в прохладных горах не пошло на пользу Э. Рошману. Он обморозил пальцы ног, и пришлось выполнить ампутацию. Попытка установить личность доктора, который оперировал Рошмана, не отдала никакого результата. Но после ампутации у него появилась особенная примета – ковыляющая походка, что позднее посодействовало при его опознании.

Какое-то время Э. Рошман (приблизительно года три) жил в одной из европейских государств. Так как его считали мертвым, поисками никто не занимался. Может быть, не только лишь поэтому, что уверовали в его погибель, – немалые суммы на счетах Организации полностью могли притормозить хоть какой поиск. Потом Э. Рошман получил липовые документы и отправился в Латинскую Америку. Год он прожил в Аргентине под видом швейцарского гражданина Фрица Вернера, позже «швейцарец» вдруг внезапно пропал. Э. Рошман возродился под именованием Федерико Бернардо Вегнера, аргентинского подданного. Спустя какое-то время некто прислал Э. Рошману чек на баснословную по тем временам сумму – 50 000 баксов, при этом отправителя так и не удалось отыскать. Нужно ли гласить, что это было делом рук все той же Организации, которая бережно опекала бывших коллег.

На средства, приобретенные от Организации, Э. Рошман занялся делом. Его компания «Штенлер и Вегнер» высылала в европейские страны древесную породу ценных пород. Необходимо подчеркнуть, что аргентинские власти не были очень любопытны в отношении личности Э. Рошмана – снова же в силу того, что Организация ограждала собственных подопечных от милиции тех государств, в каких они укрывались от интернационального суда. Так состоятельно Э. Рошман прожил в Аргентине около 20 лет. Но в 1970-х гг. его опознал один из очевидцев зверских расправ Э. Рошмана со своими жертвами. Об этом стало понятно властям Германии. Антифашистские организации активизировали свою деятельность, и Аргентине пришлось дать согласие на выдачу Германии военного правонарушителя: перед лицом общественности нельзя было и далее укрывать германского палача.

Э. Рошман, непременно, знал о том, что его собираются выдать Германии для суда (вероятнее всего, его заблаговременно об этом предупредили). Дальше действия развивались по традиционному детективному сюжету. Э. Рошмана посетил неведомый и повелел перебраться в Парагвай. Аннотации, приобретенные Рошманом, были максимально ясны и четки: вечерком сесть в автобус, приехать на означенное место к владельцу бара «Пес-Мар» и ожидать от него последующих указаний. Э. Рошман так и поступил. Его поселили в уединенном пансионате. Несколько месяцев он жил на новеньком месте, стараясь не завлекать к для себя внимания. Но в один прекрасный момент он ощутил себя плохо – похоже, что-то с сердечком. Его расположили в один из госпиталей. Спустя некое время он там скончался. Когда милиция стала учить документы покойного, то нашла, что это был не тот государь, за которого он себя выдавал. Парагвайская милиция связалась с аргентинской, и последняя подтвердила, что скончавшийся и есть военный правонарушитель, подлежащий выдаче Германии.

Конец этой истории не совершенно обычен: тело Э. Рошмана вдруг каким-то образом выкрали из морга. Это наводит на идея, что погибель Рошмана – дело рук Организации. И вскрытие тела могло каким-то образом навести полицию на след того, кто делал аннотации Организации и покончил с Э. Рошманом в лазарете.

Мартин Борман


Очередной нацистский правонарушитель, которому удалось избежать Интернационального суда, – это Мартин Борман. Он был начальником партийной канцелярии и вторым человеком в фашистской Германии после А. Гитлера. О том, как ему удалось выкарабкаться из окруженного русскими войсками Берлина (и удалось ли вообщем?), когда над Рейхстагом уже развевалось Знамя Победы, понятно сильно мало. Официальные сведения говорят: для того чтоб ввести в курс дела нового главу германского правительства – гросс-адмирала К. Дейница, М. Борман выбирался из столицы, где бои шли уже на улицах. Совместно с ним в группе, пытавшейся выкарабкаться из окружения, были: часть дивизии СС «Нордланд», остатки подразделения «Беренсфенгер», которое обороняло рейхсканцелярию, личный пилот А. Гитлера X. Бауэр, его адъютант О. Гюнше и шофер Э. Кемпке. На берегу Шпрее русские артиллеристы обстреляли группу. Адъютант и летчик попали в плен, шоферу и одному из фаворитов молодежного фашистского движения А. Оксману удалось вырваться из окружения.

О том, смогли М. Борман выкарабкаться из Берлина, очевидцы давали прямо обратные показания. Было ли это изготовлено неосознанно либо же со полностью определенной целью, тоже вопрос. Основная версия состоит в том, что М. Бормана ранили, но он не тормознул, а продолжал идти, но в конечном итоге все равно был убит. Или это вышло на окраине столицы, или еще в центральной части городка, никто точно сказать не сумел. На Международном суде в Нюрнберге М. Борману заочно был вынесен смертный приговор, так как сам нацистский правонарушитель на суде не находился.

Спустя некое время в прессу стали проникать сведения о том, что М. Борман все-же не умер, а благополучно выкарабкался из Берлина. Относительно предстоящей судьбы М. Бормана существует несколько версий. По какой-то из них, М. Борман хорошо устроился в Латинской Америке.

По другим данным, М. Борман сделал для себя пластическую операцию и ему не было необходимости прятаться в Латинской Америке. Нашлись очевидцы, которые утверждали, что он свободно передвигался по Европе. Другие догадки базируются на том факте, что М. Борман по сути был не кем другим, как русским лазутчиком. По этой версии, в 1920-е гг. по инициативе германского коммуниста Эрнста Тельмана М. Борман был ориентирован в Ленинград под именованием Карл. Эта акция была известна очень узенькому кругу лиц. Позднее М. Борман возвратился в Германию и так вошел в доверие к фюреру, что стал его правой рукою.

Прошлый депутат рейхстага Пауль Хейсслен утверждал, что М. Борман объявился в Чили с документами на имя Хуана Гомеса. Это заявление оспаривал прошлый испанский дипломат в Англии Анхель де Веласко. Типо он посодействовал М. Борману добраться до Аргентины. Вместе с Чили и Аргентиной, по другим показаниям, бытует Парагвай.
Когда же 2 мая 1945 г. М. Борман передал в Русский Альянс шифровку, в какой просил о помощи, то его как «советского разведчика» выручил командир танкового корпуса генерал И. А. Серов. В Русском Союзе М. Борман прожил после войны 27 лет, а после погибели был похоронен на кладбище в Лефортово. Создателем публикации приведенных выше фактов явился некто Б. Тартаковский. Но сколько-либо суровых и существенных доказательств он не приводит.

Более правдивым является предположение о том, что М. Борман покончил с собой еще тогда, когда находился в окруженном Берлине. Когда он сообразил, что надежды на спасение нет, то принял цианистый калий. Эта версия подтверждается рядом фактов. Во-1-х, рабочие, которые в 1972 г. производили строй работы в одном из районов Берлина, нашли скелет. В ротовой полости погибшего были найдены следы яда. Личный дантист М. Бормана опознал зубной протез, который был сделан им лично. Во-2-х, проведенная генетическая экспертиза совершенно точно подтвердила, что останки принадлежат М. Борману. Как следует, он погиб в Берлине 2 мая 1945 г.

Группенфюрер СС Генрих Мюллер

Судьбу М. Бормана до известной степени напоминают послевоенные перипетии группенфюрера СС Генриха Мюллера. И тут, как и в расследованиях по делу М. Бормана, главный вопрос – остался ли Г. Мюллер в живых? В этом случае, но все таки с известной толикой осторожности можно дать утвердительный ответ. Сначала, история хранит бессчетные свидетельства на этот счет. Не считая того, документально доказано, что один из самолетов авиаотряда Гитлера в конце апреля 1945 г. доставил Мюллера в район, граничащий со Швейцарией. Ничто не мешало ему в предстоящем сделать для себя пластическую операцию и жить на средства, которые находились на бессчетных скрытых счетах.

Потом на Г. Мюлера вышли спецы из ЦРУ. Они поначалу установили слежку за Вилли Крихбауманом, который во время войны являлся подчиненным Г. Мюллера, и узнали, что временами они встречаются. После войны В. Крихбауман был завербован западногерманской разведкой – БНД, которой управлял Р. Гелен. Есть сведения, что штандартенфюрер СС Фридрих Панцингер, один из служащих Мюллера, после войны стал работать в ведомстве Гелена. Во время 2-ой мировой войны Ф. Панцингер занимался поисками русских разведчиков и их германских осведомителей как в самой Германии, так и за ее пределами. Так, разоблачение русской агентуры на местности Франции и Бельгии в 1942 г. впрямую было связано с деятельностью Ф. Панцингера, который был для Гелена очень ценным кадром.

Есть сведения, что Гелен желал заполучить в свое ведомство и самого Мюллера, так как тот знал очень и очень почти все. Но Г. Мюллером заинтересовалось и ЦРУ, и, вероятнее всего, оно сделало ему более симпатичное предложение. Во всяком случае, южноамериканский журналист Грегори Дуглас разыскал документы, которые свидетельствуют о том, что меж Мюллером и одним из служащих ЦРУ был установлен контакт.

ЦРУ, за ранее убедившись в том, что Г. Мюллер потрясающе разбирается во всем, что касается русской разведки, и что скрытые архивы, которые он вывез из Германии, представляют собой огромную ценность, сделало Г. Мюллеру предложение стать сотрудником ЦРУ. Г. Дуглас считает, что Мюллер ответил на это предложение согласием, и в качестве подтверждения собственной версии приводит типо отысканные им дневники Г. Мюллера. В их прошлый группенфюрер СС обрисовывает свою свадьбу на американке из высшего света, свои встречи с Э. Гувером (шефом ЦРУ), сенатором П. Макартни, президентом Г. Трумэном.

Показаниям южноамериканского журналиста можно и веровать, и не веровать, но то, что южноамериканская разведка знала о местонахождении Г. Мюллера, – это разумеется. Более того, некими сотрудниками ЦРУ в порядке, так сказать, личной инициативы проводились собственные розыски. В то же время высшее управление американской разведки держало всю информацию о Мюллере в серьезном секрете и препятствовало попыткам офицеров среднего звена выйти на его след.

Другая версия, касающаяся жизни Г. Мюллера после окончания войны, основывается на предположении о том, что Мюллер сотрудничал с русской разведкой. Бригаденфюрер СС В. Шелленберг, управляющий внешнеполитической разведки СД, утверждал, что посреди 2-ой мировой войны Советы завербовали Мюллера, а после окончания войны он вступил в коммунистическую партию и что в 1948 г. его лицезрели в Москве. Определенные факты по всем этим утверждениям отсутствуют.

Но утверждения В. Шелленберга в известной степени подтверждаются рассказом Рудольфа Барака, который в то время (1950-е гг.) управлял чехословацкой разведкой. По заданию тогдашнего главы КГБ И. А. Серова он и его сотрудники провели операцию по потаенной переправке Г. Мюллера из Аргентины в Москву. Русские лазутчики установили, а потом передали своим чехословацким сотрудникам, что Мюллер живет в Кордове и, видимо, временами меняет свое местонахождение.

Выяснилось, что он не прекрасно знает испанский язык. По поводу его деятельности в Аргентине не было четких сведений. Он мог заниматься делом, но фактов, подтверждающих это, не было. Сотрудникам Р. Барака удалось войти в доверие к Г. Мюллеру. Когда они убедились, что перед ними вправду тот человек, которого они отыскивают (по фото Мюллера опознал один прошлый нацист), они подмешали Г. Мюллеру в бокал с вином снотворное и самолетом доставили в Прагу. Позже его переправили в Москву.

Р. Барак был уверен, что Мюллер стал сотрудничать с КГБ. Но определенных фактов чех не приводит. Был, правда, один аспект, заслуживающий внимания: когда Г. Мюллер находился еще в Праге, он поменялся еле приметным кивком с А. Коротковым – экс-резидентом русской разведки в Берлине перед войной. Броско, что Р. Барак после проведенной операции по вывозу Мюллера в Москву встречался и с А. Коротковым, и с Н. Хрущевым (это было в 1958 г.). Но ни тот ни другой ни словом не оговорились об операции, которая была проведена 2-мя годами ранее.

Ворачиваясь к вопросу о том, вправду ли Г. Мюллер умер в Берлине в мае 1945 г., необходимо подчеркнуть, что конкретного ответа нет. Сначала, поэтому, что, хотя в Берлине и была разыскана могила, в какой был типо похоронен Г. Мюллер, когда ее разрыли в 1963 г., то нашли не один, а целых три скелета. Анализы, проведенные профессионалами, проявили, что ни какой-то из них не мог принадлежать Г. Мюллеру. Потому вопрос о смерти Мюллера в окруженном русскими войсками Берлине остается без определенного ответа.

Предыдущие записи

Следующие записи

Добавить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован / Обязательные поля отмечены *